Из книги Идриса Базоркина "Из тьмы веков" отрывок Глава седьмая. Солдаты 1 С того скорбного дня, когда скончался бедный Матас, прошло несколько весен. Каждая из них приносила людям то страх, то опасения, то надежду. Все чаще в горы стали приходить новые мысли. Жизнь становилась тревожнее, быстрее. Теперь в аулы приходили молодые ингуши. Они называли себя студентами и рассказывали о борьбе, которую ведут рабочие в России, чтобы облегчить жизнь людей и изменить вековой порядок, при котором богатые получают все, а бедные должны работать на них и голодать.

И в башню Калоя пришла радость. Дали родила сына Мажита. Калой перестал ходить в набеги. Вот уже два года он пахал и косил, собирал урожай и заготавливал дрова вместе со всеми. Братья снова арендовали землю на равнине, только на этот раз в другом месте, и им удалось свести концы с концами. Они также вспахали участок земли, принадлежавший Вите. Но не ради прибыли, а чтобы поле не было одиноким. Они устроили поминки по Матас из первого урожая и положили на ее могилу серую каменную плиту.

Камень сам по себе ничего не стоил. Братья срубили его в горах. А вот надпись стоила дорого. Каждая буква, каждая точка была подсчитана грамотным муллой. За каждый стих Корана нужно было платить зерном.

Но братья не скупились. Они знали, что Матас все видит и, конечно, доволен ими. Что может быть дороже чести, оказанной памяти ближнего! Однажды братьям пришло письмо. Оно было от Виты из Сибири. Он рассказывал о своей тяжелой жизни в колонии.

Но о себе он писал очень мало. Он все больше расспрашивал о делах горцев и только в конце, чтобы не подумали, что он тоскует по дому, попросил написать о Матасе: где она, как живет, здорова ли?

Письмо братьям зачитал писарь, который в это время обходил станцию, проверяя списки домочадцев. Калой едва мог его понять.

Но когда писарь прочел письмо во второй раз, оно стало понятнее, и Калой рассказал своим, что написал Виту. И снова женщины оплакивали бедного Матаса, а он расстроился и ушел в амбар Орчи.

И Калой заплакал перед своими.

А Калой лег на нары и, пока писец ел, думал и думал о том, что рассказал ему молочный брат из далекой Сибири. Но было в письме одно место, которое он так и не понял: "Заключенные ждут амнистии! И когда писец поел, он снова стал расспрашивать его. Какие слова? С большим трудом писец объяснил Калою, что сейчас год, а через четыре года исполнится триста лет, как Россией правили цари из рода Романовых.

По этому случаю царь-отец помилует своих врагов на пиру, и узники надеются на эту милость. Калой усмехнулся: - Кто знает, что будет через четыре года! И сколько людей не доживет до этого праздника! Но самое главное, что Вита жив. Здесь есть его адрес, и хотя бы изредка вы можете посылать ему подарки. Каной дал писцу десятку за бумагу и за ответ, который тот написал брату. В нем Калой рассказал Вите о жизни в горах и о том, что Матас умер. Женщины сидели, затаив дыхание, в углу башни, прижавшись друг к другу, и слушали, как Калой диктует письмо.

Когда он назвал имя Матаса, они догадались, о чем идет речь, и снова заплакали. Только один Маджит ничего не понимал. Сидя на руках у матери, он пытался дотянуться до хвоста кошки, которая уползла от него под койку. В этом месяце Калой прислал Вите две посылки с сушеным мясом. Эта еда была очень сытной и не портилась годами. Но не только любовь к мирной жизни удерживала Калоя от смелых набегов. Царские власти, бессильные бороться с абреками самостоятельно, подвергали их аулы казням, штрафам, а их родных и близких ссылали в Сибирь.

Калой, да и все в горах, знали, сколько невинных чеченцев было погублено и сослано за неуловимого Эбарга Зяламха. Жестоко, но справедливо Зяламх наказывал своих врагов. Он убивал карателей и грабил богачей. Однако народ заплатил за это тяжелую цену. Зяламх тайно покинул Чечню и бежал с семьей к ингушам. Он был готов прекратить борьбу, ведь из-за него в тюрьмах уже томились сотни чеченцев. Но власти продолжали преследовать его.

Для его поимки был создан отряд охотников-добровольцев во главе с есаулом Вербицким. Этот отряд так жестоко расправился с горцами, что народ сложил об этом песню - "Гори, Вербицкий!

Убийство детей и жен! Калой не мог допустить, чтобы из-за него разорили Эги-аул, сослали народ Ведь только ради них он шел на отчаянные поступки, рисковал жизнью.

Еще одна причина, по которой он рисковал жизнью.

По этой же причине он стал "мирным". Около года Зяламх и его семья также мирно жили в ингушском селе на плоскости. Но об этом узнали царские люди, и ему пришлось покинуть гостеприимный Экажконг-Юрт. Куда идти? Где искать спасения? Эбарг Зяламх знал многих ингушей. Со многими из них он ходил на великие дела Но сейчас ему нужен был человек, чье слово было бы священнее всех остальных. И он решил искать Калоя.

Тайными тропами во мраке ночи пошел род Зиаламха в горы. Женщины и дети зашли в селение Лежги, где им пришлось искать убежище. Жена Зиаламха почувствовала недомогание. А под утро она принесла ему сына. Какая судьба родиться у людей, у которых нет ни дома, ни очага, все их богатство - вражда, вся их радость - прожитый день! Но было у них одно настоящее богатство: ингуш никогда не спрашивал чужака, кто он, откуда пришел или куда идет. И если гостю грозила опасность, он был готов встретить ее и, если нужно, умереть.

Но плох тот гость, который без необходимости злоупотребляет этим священным обычаем. Через три дня Заламх снова отправился в путь. Перед рассветом залаяли собаки. Калой проснулся и прислушался. Лай собак говорил о том, что в ауле есть кто-то чужой. Калой надел свой бешмет, вышел и позвал собак. Услышав голос хозяина, они осмелели и бросились за ворота.

Калой сбежал с террасы и увидел вдалеке остановившихся людей. Отогнав собак, он подошел к гостям. Мужчина верхом на лошади, мальчик-подросток, две женщины и много детей. Мужчина шагнул вперед, и Калой сразу же узнал его. Он узнал его не по лицу, а по росту, по околышу шапки, по тому, как он нес свою винтовку, опустив дуло под правую руку. Это был Зяламх. Они молча обнялись. Калой взял коня под узду и пошел вперед. <Им не нужно было говорить, чтобы понять друг друга. Калой был рад гостю и в то же время глубоко опечален тем, что ему пришлось покинуть самолет и вместе со всей семьей, терпя лишения, странствовать в поисках убежища в чужой стране вдали от родины.

Навигация

Comments

  1. Согласен, очень полезная мысль


Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *